Главная / Русская версия / Новости / Новости района
17.08.2022

Продал и оформил в лизинг телефон: прокуратура помогла защитить права гражданина

В силу действующего законодательства прокурор наделен правом обращения в суд с различного рода заявлениями с целью защиты имущественных и неимущественных прав как физических, так и юридических лиц. Так, по иску прокурора Лидского района признаны недействительными с применением последствий недействительности договоры купли-продажи и финансовой аренды (лизинга) в отношении мобильного телефона, которые местный житель А. заключил с ООО «Б.».

В ходе проверки установлено, что в конце декабря 2018 года между ООО «Б.» и гражданином А. заключен договор купли-продажи, согласно которому А. передал за 1 000 рублей ООО «Б.» мобильный телефон. Кроме того, в этот же день между указанным гражданином и обществом с ограниченной ответственностью был заключен договор возвратного лизинга, по условиям которого Лизингодатель обязался приобрести в собственность и передать Лизингополучателю предмет лизинга (мобильный телефон) во временное владение и пользование.

После подписания данных соглашений А. выдали 1 000 рублей. В течение нескольких месяцев он осуществлял платежи в пользу ООО «Б.»  по погашению долга, выплатил 2 177,89 рублей, однако поскольку заявитель допустил нарушения сроков выплаты лизинговых платежей, с него лизинговая компания посредством учинения исполнительной надписи взыскала 12 764,99 рублей. Это было явно несоразмерно полученным по договору купли-продажи доходом.

Согласно ст.179 Гражданского кодекса Республики Беларусь сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки, тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Из пояснений А. следовало, что он являлся руководителем строительной организации и поскольку контрагент по договору не выплатил причитающиеся суммы, то заключил вышеуказанные соглашения с целью оплаты труда своих сотрудников. При заключении договора А.  фактически полагал, что заключается договор займа, так как ранее оформлял краткосрочные займы в  ООО «Б.». При этом продавать кому-либо мобильный телефон и в последующем приобретать его по договору лизинга не намеревался.  

Судом требования прокурора удовлетворены в полном объеме: признаны недействительными договоры купли-продажи и лизинга телефона, а также постановлено взыскать с ООО «Б.» в пользу А. 1 177,89 рублей, кроме этого, исполнительная надпись признана не подлежащей исполнению.  

      

Старший помощник

прокурора Лидского района

юрист 2 класса                                                                              И.С.Гаврус